Главная / Экономика / Хрупкий бизнес. Почему гибнут стекольные заводы в России

Хрупкий бизнес. Почему гибнут стекольные заводы в России

Стекло — материал хрупкий. Еще тоньше устроено производство стекла: во–первых, оно, как правило, беспрерывное. Отключили поставщики газ, застыла стекломасса в печи – ломай все и строй печь заново.

Иван Петровский

Во–вторых, сочетание огромного количества физических и химических процессов создают тут множество факторов опасности.

В–третьих, управлять таким предприятием, работать на нем, не допуская ЧП, должны люди, хорошо знающие технологию и культуру производства. Гастарбайтеров с улицы за пару дней сюда не наймешь… Так что к этой хрупкости надо относится с уважением.

Почему же по всей России в последнее время стекольные заводы гибнут с легкостью разбиваемых бутылок? Смоленский завод «Ситалл», Воронежский завод компании РАСКО, завод «Индустрия» в Тверской области… На грани банкротства и Анопинский завод РАСКО во Владимирской области — в знаменитом Гусь-Хрустальном районе… Следующий на очереди в этом грустном списке — бывший завод «Актис» в Новочеркасске Ростовской области. И грохнет тут так, что мало не покажется. Шутка ли, здесь работают около 800 человек. Предприятие делает более миллиарда бутылок в год. Чуть не вся алкогольная и безалкогольная продукция юга России упаковывается в это стекло!

Как флагман стал «проблемным активом»

Новочеркасский завод «Актис» — по сути дитя новой России. Первая очередь предприятия, построенного по чешскому проекту, была запущена в 2000 году. Его строили основательно: новейшее оборудование, современные технологии очистки — по европейским экологическим нормам и огромная мощность. После ввода третьей очереди завода в 2013 году объем производства вырос до 1,1 млрд единиц продукции в год! Он вошел в тройку крупнейших стекольных заводов России, стал опорой бюджета Новочеркасска, при том, что город набит промышленными объектами, как апрельская тарань икрой.

Проблемы начались уже в 2014 году. Предприятие к тому времени еще не расплатилось с кредитами, но грянувший кризис и скачок курса валют привели его к банкротству.

Можно долго обсуждать, почему наше государство в случае финансовых потрясений в первую очередь начинает спасать банки. Сами банки в условиях кризиса ведут себя совершенно по–людоедски. Бизнесмен Владимир Базиян, которому принадлежал завод «Актис» и доля в еще более крупном заводе «Эскорт», стал ответчиком по претензиям одного из крупнейших банков.

Так или иначе, к марту 2017 на заводе «Актис» ввели процедуру наблюдения. Крупнейшими кредиторами самого «Актиса» к тому времени былибанк «Зенит» (порядка 3,2 млрд),ООО «СБК Уран» (около 1,5 млрд руб.) и «Чешский экспортный банк» (1,8 млрд руб.). Это при том, что сам завод был оценен в сумму чуть более 5 миллиардов.

Дети и внуки «Татнефти»

Банк «Зенит»— основной кредитор «Актиса» —напрямую связан с компанией «Татнефть», председателем Совета директоров которой является президент Республики Татарстан Рустам Минниханов. Кредиты, в свое время выданные «Актису» на сумму почти в 4 миллиарда рублей, стали для банка тяжким бременем. А неэффективные действия кредиторов привели к тому, что долг этот практически не обслуживался.

Что значит неэффективные? В 2016 году банк передал долг в управление Proxima Capital Group в надежде на урегулирование ситуации. Но время было потеряно, а ситуация с долгом лишь усугубилась. Теперь уже банк-кредитор требовал возврата своих денег с «Татнефти».

В результате долг был переведен на ООО «РНГО» —еще одно «внучатое» подразделение татарских нефтяников. А менеджмент новой структуры стал ломать голову, как выбить деньги из «Актиса».

Печально, когда современное, прекрасно оснащенное предприятие, на котором трудятся сотни людей, превращается для финансистов лишь в набор неликвидного имущества. Пока ООО «РНГО» лихорадочно искало способ избавиться от проблемного актива, в Ростове появились те, кому этот актив стал очень интересен.

У вас товар, у нас — купец!

«Левый, левый, левый берег Дона…» – эта песня Михаила Шафутинского давно стала гимном ростовских прогулочных катеров. Понятное дело — левый берег не то что правый. Так как на правом обосновался во всей своей индустриальной «красоте» ростовский порт. Городские власти давно мечтают избавиться в центре от этой промзоны и сделать тут приличную для города–миллионера набережную.

Председатель совета директоров АО «Ростовский порт», собственник предприятия, Олег Грызлов— личность неординарная. Кроме порта у него есть судостроительный заводик, частное охранное предприятие, осетровое хозяйство, винодельня. У его брата Дмитрия — спортивный клуб…

Известно, что за каждым большим состоянием кроется преступление. В мае 2005 года Ленинский районный суд Ростова приговорил Олега Грызлова к шести годам лишения свободы. Правда условно. Во время суда обвиняемый и две его подельницы признали свою вину в уклонение от уплаты 5,5 миллионов рублей таможенных платежей, хищении принадлежащих ООО «ТагАЗ» сорока (!) автомобилей и подделку документов. Причем признали в полном объеме и попросили суд отказаться от судебного следствия! Суд закончился всего через два часа после начала процесса. Прокуратура посчитала приговор суда слишком мягким, но добиться его изменения не смогла. В итоге Грызлов отсидел 4 месяца в СИЗО, заплатил штраф и очень скоро вернулся к работе в порту.

«А что так можно было?» — спросят бедолаги, мотающие срок за украденный велосипед или за пару мешков комбикорма. В Ростове — можно! Но не всем, а лишь человеку с большими деньгами и высокопоставленными друзьями.

Правда сегодня будущее «Ростовского порта» становится все более неопределенным из–за позиции города по правому берегу Дона и открытия терминалов в Азовском морском порту. Возможно,именно это заставило Грызлова обратить внимание на «Актис», ведь высокопоставленные друзья у него по–прежнему есть!Берем это предположение в качестве рабочей версии. Ну и бравый исполнитель был тоже на примете.

Виталий Ломиворотов отслужил по контракту шесть лет в армейском спецназе, потом занялся бизнесом, сначала небольшим. В 2017 году у него в фирме числилось всего два сотрудника. Но бывший армеец обзавелся связями с серьезными людьми. В том числе, с хозяином спортивно–стрелкового клуба «Пересвет» Дмитрием Грызловым – братом Олега…

Неожиданно в апреле 2020 года совсем небольшая ростовская компания «РОСТ– ИМПЭКС», генеральным директором которой является Ломиворотов, добавилановые коды деятельности к своим документам в налоговой: производство бутылок из стекла и оптовую торговлю стеклянными изделиями. А ведь прежде они занимались лишь торговлей лесоматериалами и металлическими изделиями… Спецназ к вылазке «в бутылку» был готов! Оставалось дождаться начала «операции прикрытия».

Неожиданные управленческие решения

Еще в октябре 2017 года суд ставит конкурсным управляющим «Актиса» господина Ботвиньева. Он был рекомендован банком «Зенит». Совсем недавно, 15 июня 2020 года решением суда Александр Ботвиньев дисквалифицирован за нарушения в управлении имуществом банкрота. Что произошло в этом временном промежутке?

В 2016 году, когда кредиторы уже присматривались, как разделать тушу «Актиса», производственные мощности завода были переданы в аренду ООО «Алекс Трейд». Несколько лет эта организация продолжала поддерживать в рабочем состоянии производственный комплекс, успешно выпускать бутылки, обеспечивать работой 800 человек, платить налоги. Ботвиньев, освоившись на новом месте, уже в 2018 году вдруг стал предпринимать попытки избавиться от арендатора через суды и органы правопорядка. Напомним, продать завод – именно такую задачу видели главной кредиторы из «РНГО».Но ключевые события произошли в начале нынешнего лета.

Операцией прикрытия стало очередное уголовное дело, возбужденное ростовскими правоохранителями. Вместе с сотрудниками полиции 29 мая 2020 года на территории завода совершенно неожиданно появились не слишком вежливые люди в форме военного образца (не та ли это форма из клуба «Пересвет», которую пожертвовал туда Ломиворотов?). О чем они говорили в кабинете генерального директора «Алекс Трейда» Владимира Пивоварова, вряд ли мы когда узнаем. Но сразу после «беседы» глава компании принял решение уволить весь свой коллектив и устроить его на работу в ООО «РОСТ– ИМПЭКС»к Ломиворотову. Представляете, как в один день расширился штат компании бывшего спецназовца с двух–то человек?

Почему так себя повел директор ООО «Алекс Трейд» Владимир Пивоваров? Какие аргументы повлияли: подкуп, шантаж, угрозы? Ростов–папа¸ как известно, город жестких нравов. А может просто дружба? Тем более, что папа Пивоварова работал в одной из структур Грызловых.

Сегодня ни собственники «Алекс Трейд», ни кредиторы «Актиса» толком не понимают, кто и на каком основании эксплуатирует производственные мощности «Актиса»: то ли оборудование сдано в субаренду ООО «РОСТ– ИМПЭКС», то ли ООО «РОСТ– ИМПЭКС» предоставляет персонал в аренду ООО «Алекс Трейд».

Таким образом, на заводе под контролем ныне дисквалифицированного управляющего Ботвиньева произошли действия,совершенно неприемлемые в процедуре банкротства, которые могут другим кредиторам нанести ущерб, исчисляемый цифрами с девятью нулями!

Ну и ключевой вопрос: что станет с заводом–должником?

А что скажут губернатор и президент?

На днях коммуникационное агентство КРОС опубликовало результаты исследований: россияне стали опасаться, что по некоторым параметрам страна может скатиться в «лихие 90-е». Виною тому пандемия, экономическая нестабильность и инертность региональных властей. На такой благодатной почве начинает буйно цвести преступность.

По нашей информации, произошедшее в конце мая на заводе «Актис» было полной неожиданностью для менеджмента «Татнефти». Государственная по сути компания оказалась втянута в историю, попахивающую банальный рейдерством. Ее актив оказался под управлением очень сомнительной команды. Интересно, что на это скажет Президент республики Татарстан, когда узнает, что рейдеры пришли в дочернюю структуру «Татнефти» договариваться «по понятиям»?

Позиция губернатора Ростовской области в этой истории тоже совершенно непонятна. В 2020 году ситуация с заводом «Актис» должна была разрешиться в правовом поле. Идеальным решением стало бы приобретение предприятия новым инвестором и удовлетворение интересов кредиторов, удалось бы сохранялись и рабочие места, и возможности для серьезного апгрейда производства. Но все пошло по иному сценарию.

Стекловаренное производство оказалось в руках непрофильной компании. Да, там остался прежний персонал. Но руководят ими теперь люди, знакомых со стеклом только в виде емкости—на праздничном столе.

Смогут ли «интервенты» выкупить производство и дать ему новую жизнь? Вряд ли, все же стекольный гигант — это не осетровое хозяйство и даже не винодельня. Арендатор– захватчик скорее всего выберет до остатка ресурс печей и завод встанет. В результате рабочие Новочеркасска останутся без дохода, а бюджет города — без налогов.

А на что способны обозленные рабочие Новочеркасска и к чему приводят техногенные взрывы в городах— напоминать не надо. Тем более губернатору Ростовской области.

Оригинал материал — в Ростовгазете. ру.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*